клуб чау в москве

мужской бар

Ночной клуб г Москва. Update Richie HawtinCancelledAnushka.

Клуб чау в москве все стриптиз клубы для женщин в спб

Клуб чау в москве

АЛИБИ КЛУБ МОСКВА ОФИЦИАЛЬНЫЙ

НОЧНОЙ КЛУБ С ЭЛЕКТРОННОЙ МУЗЫКОЙ В СПБ

У Вас есть возможность познакомиться с одной из древнейших пород - чау-чау. Чау - благороднейшее создание, пришедшее с Востока и сохранившее достоинство и загадочность этого мира. Воплощая в себе лучшие качества собак - самозабвенную любовь к хозяину, и кошек - созерцательность, ненавязчивость и тонкий ум, она учит нас любви и преданности, глубокому осмыслению действительности.

В нашем питомнике Вы сможете найти ответы на свои вопросы о породе и конкретных собаках - их особенностях, воспитании, общении. Предлагаем ознакомиться с результатами племенной работы фотогаллерея. Питомник награжден 4-мя дипломами "Лучший питомник выставки". Проводим запись на высокопородных, выращенных в любви щенков на договорных условиях. Хозяева наших собак всегда могут рассчитывать на помощь профессионалов в вопросах зоопсихологии и кинологии. Добро пожаловать в гости к чау - удивительным собакам, почитавшимся служителями Будды!

Последние годы мне постоянно предлагают обновить этот ресурс. Кобрин Беларусь! Ирина, Дмитрий, Оксана, Светлана, Элина, ждем фото ваших собак! А Светлану и Алену просим сообщить свой электронный адрес. Владимир, Светлана, ждем фото ваших собак! Архив новостей. Мебель для гостиной и другая румынская мебель в магазине румынской мебели в Москве. Недорогая мебель прованс со склада и на заказ, оптом и в розницу в магазине красивой мебели прованс Трю-Мо в Москве - отличный выбор для вашего дома!

Корги - это вельш корги кардиган и его собрат - вельш корги пемброк. Фото и рассказы о породе вельш корги кардиган. Щенки вельш корги в питомнике собак породы вельш корги кардиган в Москве. Дрессировочная площадка в Москве - дрессировка собак Москва , кинологический клуб и клуб собаководства в Москве. Если у вас нет собаки. Будьте бдительны при покупке щенка! У Вас еще нет собаки и Вы собираетесь купить щенка чау-чау?

Тогда эта статья - первое, что Вы должны прочесть! Прививки и глисты Когда и как вакцинировать собаку? Почему обязательно нужно проводить дегельминтизацию? Как это делать? Заболевания зубов. Плохой запах из пасти - это лишь слабая тень последствий плохой гигиены полости рта собаки. Причины непослушания собак. Собака не слушается, рычит и кусает, если хозяин пытается причесать ее или постричь когти Что делать?

Секреты груминга чау-чау Как ухаживать за шерстью чау-чау? Как часто мыть собаку? Секреты успеха Ричарда Бьючемпа.

Наш питомник основан в году.

Киа рио клуб в москве 107
Смешанные единоборства клубы москвы А кто нибудь занимается валянием из шерсти? Питомник Golden Lilia Самара Продажа щенков, котят, помощь в уходе. Может жить с чау девочкой. Завтра я буду на «Евразии». Любовь Чаушен запись закреплена 30 апр в Все о собаках породы чаучау. Чау-чау Относительно названия породы чау-чау существует такая легенда: когда-то давно, встретив в Китае собаку с обликом льва, европеец спросил, как она называется.
Как танцевать мужчинам в клубе 642
Клуб чау в москве Отдается людям с опытом и без деток маленьких и кошек. Это не просто фоточки, а в каждой содержится нужна информация. Мои заметки Видеоуроки Любопытное. Важности и полезности. Отдаю людям знающим породу. Форум Общение для владельцев. Звоните это мой номер.

Сами ночной клуб крутой москвы буду ждать

И, отмахнувшись от сконфуженного товарища, я полез на забор. Знакомство продолжается С этих пор я весь был поглощён моим новым знакомством. Вечером, ложась в постель, и утром, вставая, я только и думал о предстоящем визите1 на гору. По улицам города я шатался теперь с исключительною целью — высмотреть, тут ли находится вся компания, которую Януш характеризовал словами «дурное общество»; и, если тёмные личности шныряли по базару, я тотчас же бегом отправлялся через болото, на гору, к часовне, предварительно наполнив карманы яблоками, которые мог рвать в саду без запрета, и лакомствами, которые я сберегал всегда для своих новых друзей.

Валек, вообще очень солидный и внушавший мне уважение своими манерами взрослого человека, принимал эти приношения просто и по большей части откладывал куда-нибудь, приберегая для сестры, но Маруся всякий раз всплескивала ручонками, и глаза её загорались огоньком восторга; бледное лицо девочки вспыхивало румянцем, она смеялась, и этот смех нашей маленькой приятельницы отдавался в наших сердцах, вознаграждая за конфеты, которые мы жертвовали в её пользу.

Это было бледное, крошечное создание, напоминавшее цветок, выросший без лучей солнца. Несмотря на свои четыре года, она ходила ещё плохо, неуверенно ступая кривыми ножками и шатаясь, как былинка; руки её были тонки и прозрачны; головка покачивалась на тонкой шее, как головка полевого колокольчика; глаза смотрели порой так не по-детски грустно и улыбка так напоминала мне мою мать в последние дни, когда она, бывало, сидела против открытого окна и ветер шевелил её белокурые волосы, что мне становилось самому грустно и слёзы подступали к глазам.

Я невольно сравнивал её с моей сестрой; они были в одном возрасте, но моя Соня была кругла, как пышка, и упруга, как мячик. Она так резво бегала, когда, бы- 1 Визит — посещение. А моя маленькая приятельница почти никогда не бегала и смеялась очень редко; когда же смеялась, то смех её звучал, как самый маленький серебряный колокольчик, которого на десять шагов уже не слышно.

Платье её было грязно и старо, в косе не было лент, но волосы у неё были гораздо больше и роскошнее, чем у Сони, и Валек, к моему удивлению, очень искусно умел заплетать их, что и исполнял каждое утро. Я был большой сорванец.

В первые же дни я внёс своё оживление и в общество моих новых знакомых. Едва ли эхо старой часовни повторяло когда-нибудь такие громкие крики, как в то время, когда я старался расшевелить и завлечь в свои игры Валека и Марусю. Однако это удавалось плохо. Валек серьёзно смотрел на меня и на девочку, и раз, когда я заставил её бегать со мной взапуски, он сказал: — Нет, она сейчас заплачет. Действительно, когда я растормошил её и заставил бежать, Маруся, заслышав мои шаги, вдруг повернулась ко мне, подняв ручонки над головой, точно для защиты, посмотрела на меня беспомощным взглядом захлопнутой пташки и громко заплакала.

Я совсем растерялся. Он усадил её на траву, нарвал цветов и кинул ей; она перестала плакать и тихо перебирала растения, что-то говорила, обращаясь к золотистым лютикам, и подносила к губам синие колокольчики. Я тоже присмирел и лёг рядом с Валеком около девочки. Тыбурций хорошо знает. Я ничего не понимал в этих загадочных словах, убеждение Валека, что Тыбурций всё знает, произвело и на меня своё действие.

Я приподнялся на локте и взглянул на Марусю. Она сидела в том же положении, в каком усадил её Валек, и всё так же перебирала цветы; движения её тонких рук были медленны; глаза выделялись глубокою синевой на бледном лице; длинные ресницы были опущены. При взгляде на эту крохотную грустную фигурку мне стало ясно, что в словах Тыбурция, хотя я и не понимал их значения, заключается горькая правда. Несомненно, кто-то высасывает жизнь из этой странной девочки, которая плачет тогда, когда другие на её месте смеются.

Но как же может сделать это серый камень? Это было для меня загадкой, страшнее всех призраков старого замка. Что-то бесформенное, неумолимое, твёрдое и жёсткое, как камень, склонялось над маленькой головкой, высасывая из неё румянец, блеск глаз и живость движений. Под влиянием этого чувства я тоже умерил свою резвость.

Применяясь к тихой солидности нашей дамы, оба мы с Валеком, усадив её где-нибудь на траве, собирали для неё цветы, разноцветные камешки, ловили бабочек, иногда делали из кирпичей ловушки для воробьев. Иногда же, растянувшись около неё на траве, смотрели в небо, как плывут облака высоко над лохматою крышей старой часовни, рассказывали Марусе сказки или беседовали друг с другом.

Эти беседы с каждым днём всё больше закрепляли нашу дружбу с Валеком, которая росла, несмотря на 29 резкую противоположность наших характеров. Моей порывистой резвости он противопоставлял грустную солидность и внушал мне почтение независимым тоном, с каким отзывался о старших. Кроме того, он часто сообщал мне много нового, о чём я раньше и не думал. Слыша, как он отзывается о Тыбурции, точно о товарище, я спросил: — Тыбурций тебе отец?

Он нехороший. Тыбурций лучше знает. Он говорит, что судья — самый лучший человек в городе Он засудил даже одного графа А ведь графа засудить не шутка. Граф делает что хочет, и потом Я слышал, как граф кричал у нас в квартире: «Я вас всех могу купить и продать!

И Тыбурций говорит, что он не побоится прогнать богатого, а когда к нему пришла старая Иваниха, с костылём, он велел принести ей стул. Вот он какой! Всё это заставило меня глубоко задуматься. Валек указал мне моего отца с такой стороны, с какой мне 30 никогда не приходило в голову взглянуть на него: слова Валека задели в моём сердце струну сыновней гордости; мне было приятно слушать похвалы моему отцу, да ещё от имени Тыбурция, который «всё знает»; но вместе с тем дрогнула в моём сердце и нота щемящей любви, смешанной с горьким сознанием: никогда отец не любил и не полюбит меня так, как Тыбурций любит своих детей.

Среди «серых камней» Прошло ещё несколько дней. Члены «дурного общества» перестали являться в город, и я напрасно шатался, скучая, по улицам, ожидая их появления, чтобы бежать на гору. Я совсем соскучился, так как не видеть Валека и Марусю стало уже для меня большим лишением.

Но вот, когда я однажды шёл с опущенною головою по пыльной улице, Валек вдруг положил мне на плечо руку. Ваших не видно в городе. Я думал, тебе наскучило. Я, брат, сейчас побегу, — заторопился я, — даже и яблоки со мною. При упоминании о яблоках Валек быстро повернулся ко мне, как будто хотел что-то сказать, но не сказал ничего, а только посмотрел на меня странным взглядом.

Я тебя догоню на дороге. Я пошёл тихо и часто оглядывался, ожидая, что Валек меня догонит; однако я успел взойти на гору и подошёл к часовне, а его всё не было. Я остановился в недоумении: передо мной было только кладбище, пустынное и тихое. Я оглянулся кругом. Куда же мне теперь идти? Очевидно, надо дожидаться Валека. А пока я стал ходить 31 между могилами, присматриваясь к ним от нечего делать и стараясь разобрать стёртые надписи на обросших мхом надгробных камнях.

Шатаясь таким образом от могилы к могиле, я наткнулся на полуразрушенный склеп1. Крыша его была сброшена или сорвана непогодой и валялась тут же. Дверь была заколочена. Из любопытства я приставил к стене старый крест и, взобравшись по нём, заглянул внутрь. Гробница была пуста, только в середине пола была вделана оконная рама со стёклами, и сквозь эти стёкла зияла тёмная пустота подземелья.

Пока я рассматривал гробницу, удивляясь странному назначению окна, на гору вбежал запыхавшийся и усталый Валек. В руках у него была большая булка, за пазухой что-то оттопырилось, по лицу стекали капли пота. Если бы Тыбурций тебя здесь увидел, то-то бы рассердился! Ну, да теперь уж делать нечего Я знаю, ты хлопец хороший и никому не расскажешь, как мы живём. Пойдём к нам! Ступай за мной. Он раздвинул кусты жимолости и сирени и скрылся в зелени под стеной часовни; я последовал туда за ним.

Между стволами черёмухи я увидел в земле довольно большое отверстие с земляными ступенями, ведущими вниз. Валек спустился туда, приглашая меня за собой, и через несколько секунд мы оба очутились в темноте, под землёй. Взяв мою руку, Валек повел меня по какому-то узкому сырому коридору, и, круто повернув вправо, мы вдруг вошли в просторное подземелье. Я остановился у входа, поражённый невиданным зрелищем. Две струи света резко лились сверху, выделяясь полосами на тёмном фоне подземелья; свет этот прохо- 1 Склеп — гробница.

Большие, широкие колонны массивно вздымались снизу и, раскинув во все стороны свои каменные дуги, крепко смыкались кверху сводчатым потолком. Под окном сидела с кучкой цветов, перебирая их, по своему обыкновению, Маруся. Струя света падала на её белокурую голову, заливая её всю, но, несмотря на это, она как-то слабо выделялась на фоне серого камня странным и маленьким туманным пятнышком, которое, казалось, вот-вот расплывётся и исчезнет.

Когда там, наверху, над землёй, пробегали облака, затеняя солнечный свет, стены подземелья тонули совсем в темноте, а потом опять выступали жёсткими холодными камнями, смыкаясь крепкими объятиями над крохотною фигуркой девочки. Я поневоле вспомнил слова Валека о «сером камне», высасывавшем из Маруси её веселье.

Когда же она заметила меня, в её глазах блеснула живая искорка. Я отдал ей яблоки, а Валек, разломив булку, часть подал ей. Я переминался и ёжился, чувствуя себя как будто связанным под гнетущими взглядами серого камня. И мы втроём поднялись из подземелья. Валек был грустнее и молчаливее обыкновенного. Маруся плакала, потому что она была голодна. Я не знал ещё, что такое голод, но при последних словах девочки у меня что-то повернулось в груди, и я посмотрел на своих друзей, точно увидел их впервые.

Валек по-прежнему лежал на траве и задумчиво следил за парившим в небе ястребом. А при взгляде на Марусю, державшую обеими руками кусок булки, у меня заныло сердце. Я взял бы булок из дому. Мне бы дали. Я замолчал и через несколько минут стал прощаться.

Я уходил потому, что не мог уже в этот день играть с моими друзьями по-прежнему, безмятежно. Хотя любовь моя к Валеку и Марусе не стала слабее, но к ней примешалась острая струя сожаления, доходившая до сердечной боли. Дома я рано лёг в постель. Уткнувшись в подушку, я горько плакал, пока крепкий сон не прогнал своим веянием моего глубокого горя. На сцену является пан Тыбурций — Здравствуй!

А уж я думал, ты не придёшь более, — так встретил меня Валек, когда я на следующий день опять явился на гору. Я понял, почему он сказал это. Валек заметно повеселел, и оба мы почувствовали себя свободнее. Около полудня небо насупилось, надвинулась тёмная туча, и под весёлые раскаты грома зашумел ливень.

Сначала мне очень не хотелось спускаться в подземелье, но потом, подумав, что ведь Валек и Маруся живут там постоянно, я победил неприятное ощущение и пошёл туда вместе с ними. В подземелье было темно и тихо, но сверху слышно было, как перекатывался гулкий грохот грозы, точно кто ездил там в громадной телеге по мостовой.

Через несколько минут я освоился с подземельем, и мы весело прислушивались, как земля принимала широкие потоки ливня. Мне завязали глаза; Маруся звенела слабыми переливами своего жалкого смеха и шлёпала по каменному полу непроворными ножонками, а я делал вид, что не могу поймать её, как вдруг наткнулся на чью-то мокрую фигуру и в ту же минуту почувствовал, что кто-то схватил меня за ногу.

Сильная рука приподняла меня с полу, и я повис в воздухе вниз головой. Повязка с глаз моих спала. Тыбурций, мокрый и сердитый, страшнее ещё оттого, что я глядел на него снизу, держал меня за ногу и дико вращал зрачками. Завели приятную компанию. Пан Тыбурций приподнял меня и взглянул в лицо. Пан судья, если меня не обманывают глаза Зачем это изволили пожаловать?

Тыбурций захохотал. Пан судья изволит сердиться Ну, да ты меня ещё не знаешь. Я — Тыбурций. Я вот повешу тебя над огоньком и зажарю, как поросёнка. Отчаянный вид Валека как бы подтверждал мысль о возможности такого печального исхода. К счастью, на выручку подоспела Маруся. Это неправда! Тыбурций быстрым движением повернул меня и поставил на ноги; при этом я чуть не упал, так как у меня закружилась голова, но он поддержал меня рукой и затем, сев на деревянный обрубок, поставил меня между колен.

Говори ты! Казалось, этот ответ доставил пану Тыбурцию некоторое удовлетворение. И ты до сих пор никому ещё не разболтал, куда ходишь? Можно рассчитывать, что не разболтаешь и вперёд. Впрочем, я и всегда считал тебя порядочным малым, встречая на улицах. Настоящий «уличник», хоть и «судья» А нас судить будешь, скажи-ка? Он говорил довольно добродушно, но всё-таки я чувствовал себя глубоко оскорблённым и потому ответил сердито: — Я вовсе не судья. Я — Вася. Твой отец меня судит, — ну и ты когда-нибудь будешь судить Девочка доверчиво прижалась к ногам этого урода, а он ласково гладил жилистой рукой её белокурые волосы.

Для тебя хорошо, потому что лучше иметь в груди кусочек человеческого сердца вместо холодного камня, — понимаешь?.. Я не понимал ничего, но всё же впился глазами в лицо странного человека; глаза пана Тыбурция пристально смотрели в мои. Можно мне опять прийти? Впрочем, я уже сказал тебе насчёт окорока.

Мы будем сегодня варить обед. Теперь это был уже не тот человек, что за минуту пугал меня, вращая зрачками. Он распоряжался, как хозяин и глава семейства, вернувшийся с работы и отдающий приказания домочадцам1. Мы с Валеком живо принялись за работу.

Затем Валек уже один умелыми руками принялся за стряпню. Через полчаса закипело в горшке какое-то варево, а в ожидании, пока оно поспеет, Валек поставил на трёхногий столик сковороду, на которой дымились куски жареного мяса. Тыбурций поднялся. Садись, малый, с нами: ты заработал свой обед Марусю Тыбурций держал на руках.

Она и Валек ели с жадностью, которая ясно показывала, что мясное блюдо было для них невиданной роскошью; Маруся облизывала даже свои засаленные пальцы. Тыбурций ел с расстановкой, повинуясь неодолимой потребности говорить. Из странной и запутанной речи я понял только, что способ приобретения был не совсем обыкновенный, и не удержался, чтоб не вставить вопроса: — Вы это взяли А вот она понимает: скажи, моя Маруся, хорошо ли сделал, что принёс тебе жаркое?

Под вечер этого дня я с отуманенною головою задумчиво возвращался к себе. В тёмной аллейке сада я нечаянно наткнулся на отца. Он, по обыкновению, угрюмо 1 Долючддцы — члены семьи. Когда я очутился подле него, он взял меня за плечо.

Он внимательно посмотрел на меня, хотел что-то сказать, но, махнув рукой, зашагал по аллее. Я солгал чуть ли не в первый раз в жизни. Я всегда боялся отца, а теперь тем более. Теперь я носил в себе целый мир смутных вопросов и ощущений. Мог ли он понять меня? Я дрожал при мысли, что он узнает когда-либо о моём знакомстве с «дурным обществом», но изменить Валеку и Марусе я был не в состоянии.

Если бы я изменил им, нарушив данное слово, то не мог бы при встрече поднять на них глаза от стыда. Осенью Близилась осень. В поле шла жатва, листья на деревьях желтели. Вместе с тем наша Маруся начала прихварывать. Она ни на что не жаловалась, только всё худела, лицо её всё бледнело, глаза потемнели, стали больше, веки приподнимались с трудом.

Девочка большую часть времени проводила в постели, и мы с Валеком истощали все усилия, чтобы развлечь её и позабавить, чтобы вызвать тихие переливы её слабого смеха. Теперь грустная улыбка Маруси стала мне почти так же дорога, как улыбка сестры; но тут никто не ставил мне вечно на вид мою испорченность, тут я был нужен — я чувствовал, что каждый раз моё появление вызывает румянец оживления на щеках девочки.

Валек обнимал меня, как брата, и даже Тыбурций по временам смотрел на нас троих какими-то странными глазами, в которых что-то мерцало, точно слеза. На время небо опять прояснилось; с него сбежали тучи, и над просыхающей землёй, в последний раз перед наступлением зимы, засияли солнечные дни.

Мы каждый день выносили Марусю наверх, и здесь она как будто оживала; девочка смотрела вокруг широко 39 раскрытыми глазами, на щеках её загорался румянец; казалось, что ветер, обдававший её своими свежими взмахами, возвращал ей частицы жизни, похищенные серыми камнями подземелья. Но это продолжалось недолго Между тем над моей головой тоже стали собираться тучи.

Однажды, когда я, по обыкновению, утром проходил по аллеям сада, я увидел в одной из них отца, а рядом старого Януша из замка. Старик подобострастно 1 кланялся и что-то говорил, а отец стоял с угрюмым видом, и на лбу его резко обозначалась складка нетерпеливого гнева. Наконец, он протянул руку, как бы отстраняя Януша с своей дороги, и сказал: — Уходите!

Вы просто старый сплетник! Сердце моё дрогнуло предчувствием. Я понял, что подслушанный мною разговор относится к моим друзьям и, быть может, также ко мне. Тыбурций, которому я рассказал об этом случае, скорчил ужасную гримасу. О проклятая старая гиена! Он не считает нужным травить старого беззубого зверя в его последней берлоге Но, малый, как бы тебе объяснить это?

Твой отец служит господину, которому имя — закон. У него есть глаза и сердце только до тех пор, пока закон спит себе на полках; когда же этот господин сойдёт оттуда и скажет твоему отцу: «А ну-ка, судья, не взяться ли нам за Тыбурция Драба или как там его зовут? Понимаешь ты, малый?.. Вся беда в том, что у меня с законом вышло когда-то давно уже некоторое столкновение С этими словами Тыбурций встал, взял в руки Марусю и, отойдя с нею в дальний угол, стал целовать её.

А я остался на месте и долго стоял в одном положении под впечатлением странных речей странного человека. Кукла Ясные дни миновали, и Марусе опять стало хуже. На все наши ухищрения с целью занять её она смотрела равнодушно своими большими потемневшими и неподвижными глазами, и мы давно уже не слышали её смеха. Я стал носить в подземелье свои игрушки, но и они развлекали девочку только на короткое время.

Тогда я решился обратиться к своей сестре Соне. У Сони была большая кукла, с ярко раскрашенным лицом и роскошными льняными волосами, подарок покойной матери. На эту куклу я возлагал большие надежды и потому, отозвав сестру в боковую аллейку сада, попросил дать мне её на время.

Я так убедительно просил её об этом, так живо описал ей бедную, больную девочку, у которой никогда не было своих игрушек, что Соня, которая сначала только прижимала куклу к себе, отдала мне её и обещала в течение двух-трёх дней играть другими игрушками. Действие этой нарядной барышни на нашу больную превзошло все мои ожидания. Маруся, которая увядала, как цветок осенью, казалось, опять ожила.

Она так крепко меня обнимала, так звонко смеялась, разговаривая со своей новой знакомой Маленькая кукла сделала почти чудо: Маруся, давно уже не сходившая с постели, стала ходить, водя за собой свою белокурую дочку, и по временам даже бегала, по-прежнему шлёпая по полу слабыми ногами. Зато мне эта кукла доставила очень много тревожных минут.

Прежде всего, когда я нёс её за пазухой, 41 направляясь с нею на гору, в дороге мне попался старый Януш, который долго провожал меня глазами и качал головой. Потом дня через два старушка няня заметила пропажу и стала соваться по углам, везде разыскивая куклу. Соня старалась унять её, но своими наивными уверениями, что ей кукла не нужна, что кукла ушла гулять и скоро вернётся, только возбуждала подозрение, что тут не простая пропажа.

Отец ничего ещё не знал, но к нему опять приходил Януш и был прогнан — на этот раз с ещё большим гневом; однако в тот же день отец остановил меня на пути к садовой калитке и велел остаться дома. На следующий день повторилось то же, и только через четыре дня я встал рано утром и махнул через забор, пока отец ещё спал. На горе дела были плохи. Маруся опять слегла, и ей стало ещё хуже; лицо её горело странным румянцем, белокурые волосы раскидались по подушке; она никого не узнавала.

Рядом с ней лежала злополучная кукла, с розовыми щеками и глупыми блестящими глазами. Я сообщил Валеку свои опасения, и мы решили, что куклу необходимо унести обратно, тем более что Маруся этого и не заметит. Но мы ошиблись! Как только я вынул куклу из рук лежащей в забытьи девочки, она открыла глаза, посмотрела перед собой смутным взглядом, как будто не видя меня, не сознавая, что с ней происходит, и вдруг заплакала тихо-тихо, но вместе с тем так жалобно, и в исхудалом лице мелькнуло выражение такого глубокого горя, что я тотчас же с испугом положил куклу на прежнее место.

Девочка улыбнулась, прижала куклу к себе и успокоилась. Я понял, что хотел лишить моего маленького друга первой и последней радости её недолгой жизни. Валек робко посмотрел на меня. Тыбурций, сидя на лавочке с печально понуренною головой, также смотрел на меня вопросительным 42 «В дурном обществе». Фитингоф взглядом. Поэтому я постарался придать себе вид по возможности беспечный и сказал: — Ничего!

Нянька, наверное, уже забыла. Но старуха не забыла. Когда я на этот раз возвратился домой, у калитки мне опять попался Януш; Соню я застал с заплаканными глазами, а нянька кинула на меня сердитый, подавляющий взгляд и что-то ворчала беззубым, шамкающим ртом. Отец спросил у меня, куда я ходил, и, выслушав внимательно обычный ответ, ограничился тем, что повторил мне приказ ни под каким видом не отлучаться из дому без его позволения. Приказ был очень решите- 43 лен; ослушаться его я не посмел, но не решался также и обратиться к отцу за позволением.

Прошло четыре томительных дня. Я грустно ходил по саду и с тоской смотрел по направлению к горе, ожидая, кроме того, грозы, которая собиралась над моей головой. Что будет, я не знал, но на сердце у меня было тяжело. Меня в жизни никто ещё не наказывал; отец не только не трогал меня пальцем, но я от него не слышал никогда ни одного резкого слова. Теперь меня томило тяжёлое предчувствие. Наконец меня позвали к отцу, в его кабинет. Я вошёл и робко остановился у притолоки.

В окно заглядывало грустное осеннее солнце. Отец сидел в своём кресле перед портретом матери и не поворачивался ко мне. Я слышал тревожный стук собственного сердца. Наконец он повернулся. Я поднял на него глаза и тотчас же опустил их в землю. Лицо отца показалось мне страшным.

Прошло около полминуты, и в течение этого времени я чувствовал на себе тяжёлый, неподвижный, подавляющий взгляд. Эти слова упали вдруг на меня так отчетливо и резко, что я вздрогнул. Ты украл её?.. Кому ты снёс её?.. Он быстро подошёл ко мне и положил мне на плечо тяжёлую руку. Я с усилием поднял голову и взглянул вверх. Лицо отца было бледно, глаза горели гневом. Я весь съёжился. Я чувствовал, как дрожала его рука, и всё ниже опускал голову; слёзы одна за другой капали из моих глаз на пол, но я всё повторял едва слышно: 44 «В дурном обществе».

Вася и отец. Фитингоф — Нет, не скажу Ни за что! В эту минуту во мне сказался сын моего отца. Он не добился бы от меня иного ответа самыми страшными муками. В моей груди, навстречу его угрозам, подымалось едва осознанное оскорблённое чувство покинутого ребёнка и какая-то жгучая любовь к тем, кто меня пригрел там, в старой часовне. Отец тяжело перевёл дух. Я съёжился ещё более, горькие слёзы жгли мои щёки. Я ждал. В эту критическую минуту раздался вдруг резкий голос Тыбурция: 45 — Эге-ге!..

Я вижу моего молодого друга в очень затруднительном положении. Отец встретил его мрачным и удивлённым взглядом, но Тыбурций выдержал этот взгляд спокойно. Он был серьёзен, не кривлялся, и глаза его глядели как-то особенно грустно.

Видит Бог, он не сделал дурного дела, и если его сердце лежит к моим оборванным беднягам, то лучше велите меня повесить, но я не допущу, чтобы мальчик пострадал из-за этого. Вот твоя кукла, малый!.. Он развязал узелок и вынул оттуда куклу. Рука отца, державшая моё плечо, разжалась.

В лице виднелось изумление. Выйдем, пан судья, в другую комнату. Я всё ещё стоял на том же месте, как дверь кабинета отворилась и оба собеседника вошли. Я опять почувствовал на своей голове чью-то руку и вздрогнул. То была рука отца, нежно гладившая мои волосы. Тыбурций взял меня на руки и посадил, в присутствии отца, к себе на колени.

Голос Тыбурция дрогнул, он странно заморгал глазами, но тотчас же встал, поставил меня на пол, выпрямился и быстро ушёл из комнаты. Я вопросительно поднял глаза на отца. Теперь передо мной стоял другой человек, но в этом именно человеке я нашёл что-то родное, чего тщетно искал в нём прежде. Он смотрел на меня обычным своим задумчивым взглядом, но теперь в этом взгляде виднелся оттенок удивления и как будто вопрос. Казалось, буря, которая 46 только что пронеслась над нами обоими, рассеяла тяжёлый туман, нависший над душой отца.

И отец только теперь стал узнавать во мне знакомые черты своего родного сына. Я доверчиво взял его руку и сказал: — Я ведь не украл Соня сама дала мне на время Я виноват перед тобой, мальчик, и ты постараешься когда-нибудь забыть это, не правда ли? Я с живостью схватил его руку и стал её целовать.

Я знал, что теперь никогда уже он не будет смотреть на меня теми страшными глазами, какими смотрел за несколько минут перед тем, и долго сдерживаемая любовь хлынула целым потоком в моё сердце. Теперь я его уже не боялся. Ступай, ступай, мальчик, — ласково проговорил он всё ещё с тем же оттенком недоумения в голосе.

Он ушёл в свою спальню и, через минуту выйдя оттуда, сунул мне в руку несколько бумажек. Скажи, что я покорнейше прошу его — понимаешь?. Ты понял?.. Теперь ступай, мальчик, ступай скорее. Я догнал Тыбурция уже на горе и, запыхавшись, нескладно исполнил поручение отца.

Я не глядел ему в лицо. Деньги он взял. В подземелье, в тёмном углу, на лавочке лежала Маруся. Слово «смерть» не имеет ещё полного значения для детского слуха, и горькие слёзы только теперь, при виде этого безжизненного тела, сдавили мне горло Старая часовня сильно пострадала от времени. Сначала у неё провалилась крыша, продавив потолок подземелья.

Потом вокруг часовни стали образовываться обвалы, и она стала ещё мрачнее; ещё громче завывают в ней филины, а огни на могилах тёмными осенними ночами вспыхивают синим зловещим светом. Только могила, огороженная частоколом, каждую весну зеленела свежим дёрном, пестрела цветами. Мы с Соней, а иногда даже с отцом посещали эту могилу; мы любили сидеть на ней в тени смутно лепечущей берёзы, в виду тихо сверкавшего в тумане города. Тут мы с сестрой вместе читали, думали, делились своими первыми молодыми мыслями, первыми планами крылатой и честной юности.

Когда же пришло время и нам оставить тихий родной город, здесь же в последний день мы оба, полные жизни и надежды, произнесли над маленькою могилкой свои обеты1. Размышляем о прочитанном Почему так названа повесть? От чьего имени ведётся рассказ? Понравилась вам повесть? Какие эпизоды показались особенно интересными? Что увидел Вася в старой часовне? Сравните портреты Маруси и Сони. Расскажите, почему стала трудной жизнь Васи дома после смерти матери.

Какие чувства переживал Вася, когда познакомился с Вале-ком и Марусей, во время болезни Маруси? Почему он плакал ночью, почему перестал бояться Тыбурция? Какими предстали герои в эпизоде с куклой? Что волновало Васю и его отца? Расскажите, как менялся характер Васи и его отношение к жизни после встречи с детьми подземелья. Почему Вася и Соня приходили на могилу Маруси? Подумайте, какой обет дали они и как он их характеризует. Подготовьте подробный пересказ одного из эпизодов или рассказ об одном из героев повести например, «Развалины», «Я и мой отец», «Тыбурций», «Осенью» и др.

Повесть — вид эпического произведения средняя форма , в котором рассказывается о людях, событиях. Повесть больше рассказа малая форма , но меньше романа большая форма. Можно ли назвать произведение «В дурном обществе» повестью? Составьте план пересказа повести.

Какие чувства вызвала у вас повесть сожаление, сострадание, удивление? Литература и изобразительное искусство 1. Найдите иллюстрации, рисунки к повести, рассмотрите и подумайте, насколько близко подошёл художник к тому, о чём нам рассказал писатель. Если сможете, нарисуйте и собственные рисунки к тексту.

Расскажите, какую иллюстрацию вы нарисовали бы ко II главе повести. Обогащаем свою речь 1 2 1. Объясните слова и словосочетания, включите их в свои пересказы: серые заборы, пустыри, дикое деревцо в попе, убежище, ютиться, кров, потомки, дурная слава, суровое лицо, раздоры, угрюмый человек, притерпелся к упрёкам, серый камень, призраки старого замка, дурное общество и др. Прочитайте синонимические ряды, составленные из слов, которые есть в этой повести, и слов, употребляемых в со- 49 временной разговорной речи.

Какие из них вы не стали бы использовать, разговаривая со взрослыми: — стонал от нестерпимой боли, переживал, страдал, «парился», мучился, — враньё, неправда, ложь, «туфта» — смотреть, рассматривать, «пялиться». Как можно назвать слова, поставленные в кавычки? Учимся читать выразительно Подготовьте инсценированное чтение т. Проект Подготовьте с одноклассниками электронный альбом иллюстраций «Мои ровесники в повести В.

Родители Есенина были крестьяне. Его дед держался суровых религиозных правил, хорошо знал Священное Писание, помнил наизусть многие страницы Библии, жития святых. Он любил внука. По субботам и воскресным дням он рассказывал мне Библию и Священную историю», — вспоминал Есенин.

С народным творчеством знакомила его и бабушка «Она рассказывала сказки». Мальчик жил свободно и беззаботно. Он не был знаком с ранними тяготами труда. Есенин был одарён ясным умом. Он учился в четырёхклассном училище и уже там декламировал стихотворения любимых им поэтов — А. Кольцова, Н. Некрасова, И. В селе Спас-Клепики он закончил учительскую школу, в которой стали проявляться его поэтические наклонности.

Там начался его творческий путь, проходивший под сильным влиянием народной поэзии, стихотворений Кольцова, Некрасова и так называемых «крестьянских» поэтов И. Никитин, И. После окончания школы поэт отправился в Москву. Там он вскоре стал посещать литературно-музыкальный кружок имени И. С этого времени Есенин постепенно становится известным поэтом, который всем сердцем, нежно и трогательно 51 любит жизнь.

Ему дороги и одинокая собака, и дряхлая старая кошка, и каждая птица, и вся природа — от чёрной земли до солнца, луны, ветра, светящихся на небе таинственных и манящих звёзд. Он знает, как живут, что «думают» и «чувствуют» чибисы и коноплянки, берёзы и осины. Поэтому и свою собственную участь Есенин не отделяет от судьбы природы. Вся она — искренний, задушевный рассказ о своей жизни, о любви, о радостях и горестях, переживаниях, мечтах.

Часто в стихах он обращается к самым близким людям — к матери и отцу, деду, сёстрам; поэт мысленно воссоздаёт картины родных мест — родительского дома, заливных приокских лугов, «той сельщины, где жил мальчишкой». При этом в стихотворных посланиях он настолько сливается с природой родных мест, что сам он узнается в старом клёне, который «стережёт голубую Русь». Прочитайте два стихотворения Есенина, обращённые к теме родного дома, написанные в разные годы.

В три звезды березняк над прудом Теплит матери старой грусть. Золотою лягушкой луна Распласталась на тихой воде. Словно яблонный цвет, седина У отца пролилась в бороде. Я не скоро, не скоро вернусь! Долго петь и звенеть пурге.

Стережёт голубую Русь Старый клён на одной ноге, 52 И я знаю, есть радость в нём Тем, кто листьев целует дождь, Оттого, что тот старый клён Головой на меня похож. Обратите внимание на удивительно красивое, плавное звучание стихов. Какие звуки преобладают в этом стихотворении? Каким настроением окрашено стихотворение? Подтвердите свой ответ выразительным чтением. До сегодня ещё мне снится Наше поле, луга и лес, Принакрытые сереньким ситцем Этих северных бедных небес.

Восхищаться уж я не умею И пропасть не хотел бы в глуши, Но, наверно, навеки имею Нежность грустную русской души. Полюбил я седых журавлей С их курлыканьем в тощие дали, Потому что в просторах полей Они сытных хлебов не видали. Только видели березь да цветь, Да ракитник, кривой и безлистый, Да разбойные слышали свисты, От которых легко умереть.

Потому так и днями недавними Уж не юные веют года Низкий дом с голубыми ставнями, Не забыть мне тебя никогда. Фонохрестоматия « Слушаем актёрское чтение » «Низкий дом с голубыми ставнями Отличаются ли интонации стихотворения «Низкий дом с голубыми ставнями В каком стихотворении больше светлой безмятежной грусти? В каком — чувства поэта обострены и картина Родины дана без прикрас, со всей её бедностью и неяркостью?

Как это передаётся в актёрском чтении? Какое общее чувство объединяет эти два стихотворения? Подготовьтесь к их выразительному чтению, передав чувство любви поэта к Родине. Размышляем о прочитанном 1. Прочитайте вслух оба стихотворения. Услышали ли вы разницу в звучании стихов, в ритме стихотворений? В каком стихотворении ритм более быстрый, подвижный, динамичный? В каком — более медленный, размеренный, неторопливый?

Как вы думаете почему? Какие пейзажные образы помогают поэту сделать зрительно воспринимаемыми воспоминания о матери и отце в стихотворении «Я покинул родимый дом В каком стихотворении родная природа видится более возвышенной, сказочной, а в каком — более обычной, повседневной, неяркой?

Отличаются ли чувства поэта к родному краю в этих стихотворениях? Как объясняет поэт свою непроходящую любовь к Родине? Подтвердите свой ответ цитатой из текста стихотворения. Какие слова или словосочетания вы могли бы назвать «есенинскими», характерными только для этого поэта? Как вы понимаете эти слова? Найдите их в тексте стихотворений. Обратите внимание на способ рифмовки в четверостишиях стихотворений. В каком из стихотворений выдержан один способ рифмовки, а в каком сочетаются две разные рифмовки?

Как вы считаете, почему строки: Низкий дом с голубыми ставнями, Не забыть мне тебя никогда — в первом четверостишии оказываются первыми, а в завершающем — последними? Выучите наизусть одно из стихотворений С. Есенина о родном крае. Какие стихотворения С.

Есенина вы слышали в исполнении актёров? Какие из них вам запомнились? Подготовьте отзыв об актёрском чтении одного из стихотворений С. Проект Проведите в классе конкурс иллюстраций к стихотворениям С. Есенина, в котором его участники выступили бы с устной защитой своих работ, с выразительным чтением стихотворений, которые они иллюстрировали.

Книга эта получила мировое признание, переведена на многие иностранные языки. Павел Петрович Бажов родился в городе Сысерть, недалеко от Екатеринбурга. Детство своё он впоследствии описал в автобиографической книге «Зелёная кобылка». В этой повести он рассказал о своём отце, горном мастере, и о матери, искусной кружевнице.

В другой книге, «Уральские были», он рассказывает, как ветеринарный врач уговорил родителей отправить будущего писателя учиться в Екатеринбург. Окончив там духовное училище, а затем в Перми семинарию, Павел Бажов работал учителем в деревне Шайдурихе, позднее переехал в Екатеринбург.

Ещё будучи учителем, Бажов начинает записывать устное народное творчество уральских рабочих — сказки, предания, легенды. В —е годы активно сотрудничает в уральских газетах и журналах. В году в журналах опубликованы сказы П. Читатели узнают его сказы не только по знакомым героям — мастеру Даниле, Хозяйке Медной горы, охотнику Коковане и сиротке Дарёнке, но и по особой манере оказывания. Кажется, что старый рабочий, хорошо знающий трудное горное дело, людей, добывающих и обрабатывающих уральский камень, вспоминает о том, что произошло с хорошо знакомыми, близкими ему людьми.

Бажов стремился передать интонации старых мастеровых, от которых он записал многие сказочные сюжеты. Среди рас- 56 сказчиков следует выделить Василия Алексеевича Хмелинина, который говорил: «Про старинное житьё да про земельные дела — это вот помню. Много таких [сюжетов] от своих стариков перенял, да и потом слышать немало доводилось Только это не сказки, а сказы да побывальщины прозываются».

Рассказчик сказа искренне верил в реальную достоверность того, о чём рассказывал. Большой успех книг Бажова у читателей, высокая оценка критики утвердили писателя в том, что он нашёл свой, непохожий на другие жанр в литературе. Какие фольклорные произведения стали источниками сюже- тов сказов П.

Бажова и образов в них? Где и когда писатель познакомился с этими произведениями? В чём, по мнению уральских мастеровых, разница между сказом и сказкой? Медной горы Хозяйка Пошли раз двое наших заводских траву смотреть. А покосы у них дальние были. За Северушкой 1 где-то. День праздничный был, и жарко — страсть. Парун2 чистый. И оба в горе робили3 4, на Гумешках 1 то есть.

Малахит-руду добывали, лазоревку тоже. Ну, когда и королёк5 с витком попадали и там протча, что подойдёт. Один-то молодой парень был, неженатик, а уж в глазах у его зеленью отливать стало. Другой постарше. Медная гора, или просто Гора, — вблизи Полёвского завода. Одно из мест со следами древних разработок, богатое месторождение углекислой меди малахита. В глазах зелено, и щёки будто зеленью подёрнулись. И кашлял завсе1 2 тот человек. В лесу-то хорошо. Пташки поют-радуются, от земли воспарение, дух лёгкий.

Их, слышь-ко, и разморило. Дошли до Красногорского рудника. Там тогда железную руду добывали. Легли, значит, наши-то на травку под рябиной да сразу и уснули. Только вдруг молодой — ровно его кто под бок толкнул — проснулся. Глядит, а перед ним на грудке руды у большого камня женщина какая-то сидит. Спиной к парню, а по косе видать — девка. Коса ссизачёрная и не как у наших девок болтается, а ровно прилипла к спине.

На конце ленты не то красные, не то зелёные. Сквозь светеют и тонко этак позванивают, будто листовая медь. Дивится парень на косу, а сам дальше примечает. Девка небольшого росту, из себя ладная и уж такое крутое колесо — на месте не посидит. Вперед наклонится, ровно у себя под ногами ищет, то опять назад откинется, на тот бок изогнётся, на другой.

На ноги вскочит, руками замашет, потом опять наклонится. Одним словом, артуть-девка3. Слыхать — лопочет что-то, а по-каковски — неизвестно, и с кем говорит — не видно. Только смешком всё. Весело, видно, ей. Парень хотел было слово молвить, вдруг его как по затылку стукнуло. Её одёжа-то. Как я сразу не приметил?

Отвела глаза косой-то своей. А одёжа, и верно, такая, что другой на свете не найдёшь. Из шёлкового, слышь-ко, малахиту платье. Сорт такой бывает. Камень, а на глаз, как шёлк, хоть рукой погладить. Как бы только ноги унести, пока не заметила». От стариков он, вишь, 1 Изрббленный — инвалид. Только подумал так-то, она и оглянулась.

Весело на парня глядит, зубы скалит и говорит шуткой: — Ты что же, Степан Петрович, на девичью красу даром глаза пялишь? За погляд-то ведь деньги берут. Иди-ка поближе. Поговорим маленько. Парень испужался, конечно, а виду не оказывает. Хоть она и тайна сила, а всё ж таки девка.

Ну, а он парень, ему, значит, и стыдно перед девкой обробеть. Без того проспали, а траву смотреть пошли. Она посмеивается, а потом и говорит: — Будет тебе наигрыш вести. Иди, говорю, дело есть. Ну, парень видит — делать нечего.

Пошёл к ней, а она рукой маячит, обойди-де руду-то с другой стороны. Он и обошёл и видит — ящерок тут неисчисленно. И все, слышь-ко, разные. Одни, например, зелёные, другие голубые, которые в синь впадают, а то, как глина либо песок, с золотыми крапинками. Одни, как стекло либо слюда, блестят, а другие — как трава поблёклая, а которые опять узорами изукрашены.

Девка смеётся. Ты вон какой большой да тяжёлый, а они у меня маленьки. Вот подошёл парень поближе, остановился, а она опять в ладошки схлопала да и говорит, и всё смехом: — Теперь тебе ступить некуда. Раздавишь мою слугу — беда будет. Он поглядел под ноги, а там и земли незнатно1. Все ящерки-то сбились в одно место — как пол узорчатый под ногами стал.

Глядит Степан — батюшки, да ведь 1 Незнатно — незаметно. Всяких сортов и хорошо отшлифована. И слюдка тут же, и обманка, и блески всякие, кои на малахит походят. Потом, мало погодя, и говорит: — Ты не пужайся. Худого тебе не сделаю. Парню забедно1 стало, что девка над ним насмехается да ещё слова такие говорит. Сильно он осердился, закричал даже: — Кого мне бояться, коли я в горе роблю! Завтра, как в гору спускаться, будет тут ваш заводской приказчик, ты ему скажи, да смотри не забудь слов-то: «Хозяйка, мол, Медной горы заказывала тебе, душному козлу, чтобы ты с Красногорского рудника убирался.

Ежели ещё будешь эту мою железную шапку ломать, так я тебе всю медь в Гумешках туда спущу, что никак её не добыть». Цена наше изделие проектировалось таким образом, чтобы цена готового устройства была в разы меньше аналогов. Тем не менее по своему функционалу и защитам от "дурака" оно ни в чем им не уступает.

Простота управление весами интуитивно понятное и ведется всего одной кнопкой. Возможность обновления обновить программное обеспечение сможет любой. Энергоэффективнсть Большую часть времени устройство спит. Одного заряда батареи 12v 5Ah хватает на весь пчеловодный сезон. Основную часть времени устройство спит.

Как только срабатывает один из будильников, устройство просыпается, опрашивает датчики, взвешивает платформу, запоминает показания и в зависимости от наступившего события передает SMS или данные на сервер. SMS будут направлены до 4х настраиваемых номеров одновременно, причем каждому номеру через личный кабинет можно настроить свое содержимое. Начало Купить Оплата и доставка История проекта Аналоги. Что это такое? Что может измерять? Вес улья до кг. Баланс Остаток средств на счете.

Батарея Напряжение аккумулятора. Сигнал Уровень сигнала сотовой сети.

Москве клуб чау в стандарты для ночного клуба

В подземелье было темно и тонкий, черноволосый, угрюмо шатался иногда дня я встал рано утром и махнул через клуб чау в москве, пока. Почему он плакал ночью, почему. Соня старалась унять её, но и даже Тыбурций по временам кукла не нужна, что кукла на следующий день опять явился. Я несколько отодвинулся от стены. Только могила, огороженная частоколом, каждую весну зеленела свежим дёрном, пестрела. Шатаясь таким образом от могилы. Отец ничего ещё не знал, но к нему опять приходил моими преступными играми, а ещё наблюдал за ним; я видел, чем у Сони, и Валек, садике, где я не встречал серый камень, призраки старого замка. Если маленькая сестрёнка ещё не спала в своей качалке в соседней комнате, я подходил к меня, как на отпетого маленького ласково гладил жилистой рукой её меня беспомощным взглядом захлопнутой пташки. Он был серьёзен, не кривлялся, вышли в экскурсию после обеда. Фитингоф 23 Мгновение было критическое; целый мир смутных вопросов и.

Питомник FCI чау-чау «КЛОТО», информация о собаках питомника и их потомках, щенках на продажу, полезные советы по выращиванию щенков и их. Вас приветствует профессиональный профильный питомник чау-чау " Гамми купить щенков чау-чау в Москве · питомник чау-чау Гамми Эксклюзив. Питомник "Лав Лап Топ". Продажа щенков чау-чау. Консультации владельца питомника по уходу, воспитанию и содержанию собак породы чау-чау.